Конфликтопедия

Израиль и Палестина: мифы и реальность.

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

Контакты

Введение. Израиль и Палестина: мифы и реальность.
Миф: Арабы не хотят мира
Мирные инициативы арабских стран
Палестинская улица" хочет мира
Палестинцы. Мирный активизм
Два государства для двух народов – позиция палестинцев
Миф: ООП поощряет террор
Руководство ООП не поощряет террор
Осло и террор. История и мифы.
Мифы о палестинском народе: происхождение, демография, историческое право
Не понаехали
История одного фейка
Существует ли палестинский народ?
Почему палестинцев не «изобрели на Лубянке»
О палестинском национализме
Миф о том, что арабы превратили землю в пустыню, а евреи - пустыню в цветущий сад
Высокая культура традиционного земледелия Палестины
Мифы о Газе
Мифы о маршах возвращения
Кто разрушил теплицы Гуш Катифа?
Мифы об Иерусалиме
Тоска по объединенному Иерусалиму
Единая и неделимая столица
Что такое Восточный Иерусалим?
Арабское население Иерусалима: распространенные заблуждения
Другие мифы
Дом дому рознь
Асимметрия наказаний
Жертвы мира
служебные
мифы:мифы_об_иерусалиме:борисевич:единая_и_неделимая_столица

Единая и неделимая столица

Эпитет «единый и неделимый» по отношению к Иерусалиму давно стал расхожим языковым клише в израильском политическом дискурсе. Расхожим настолько, что «единость и неделимость» воспринимаются как качества имманентно присущие этому городу, как «вечность» Рима или «северность» Петербурга. Попробуем разобраться какова реальность, стоящая за этим эпитетом.

Западно-Восточный Иерусалим (Foto Flickr/Itay Bar Lev)Начнем с того, что декларация «неделимости» Иерусалима очевидным образом отсылает к тому факту, что город был разделен в прошлом и существует вероятность его раздела в будущем. Действительно, на протяжении почти 20 лет (1948-67) Иерусалим был разделен между Израилем и Иорданией и государственная граница между двумя странами проходила через город. В 1967 году, в результате Шестидневной войны, город был не только «объединен», то есть к западной, израильской части города была присоединена восточная, иорданская (Старый город и несколько небольших кварталов, всего около 6 квадратных километров), но и в силу различных соображений, к Иерусалиму были присоединены 28 арабских деревень, что увеличило площадь города в 4.5 раза и добавило к его населению несколько десятков тысяч арабских жителей. Решение об «объединении» города или точнее – о его расширении в несколько раз, путем внесения внутрь муниципальной черты десятков населенных пунктов, никогда до этого не бывших частью Иерусалима, было принято в спешке (нужно было успеть до заседания генассамблеи ООН), под влиянием эйфории от только что одержанной грандиозной победы. Принимавшие это решение министры не имели понятия ни о точных границах нового образования, ни о количестве населения в присоединенных деревнях, ни о состоянии их инфраструктуры. 1) Таким образом, после Шестидневной войны возникло новое муниципальное образование, по территории превосходящее Тель Авив и Хайфу вместе взятые, более четверти населения которого составляли арабские жители, не имеющие израильского гражданства и проживающие в деревнях, получивших статус иерусалимских кварталов.

За прошедшие со времен этой метаморфозы пятьдесят с лишним лет граница между двумя частями города: западной, населенной евреями и восточной, населенной арабами, не исчезла, а доля арабского населения выросла с 26% до 38%. Восточная (арабская) часть города имеет автономные системы транспорта и образования (обучение в школах проходит по палестинской, а не израильской программе). На восточные кварталы, в которых проживает почти 40% населения города, расходуется всего лишь 12% городского бюджета. 2) Между двумя частями города разверзлась пропасть во всем, что касается городского развития и планирования, уровня инфраструктур, качества образования и муниципальных услуг. До 2010 года большинство улиц в восточной части Иерусалима не имели названий, что, среди прочего, затрудняло доставку почты. 3)

Эхуд Ольмерт, бывший в свое время мэром Иерусалима (1993-2003) и премьер-министром Израиля (2006-2009), резюмировал политику в отношении Иерусалима следующим образом: «Во многих областях, я думаю, Иерусалим движется вперед. Я говорю о том Иерусалиме, который западный. Я имею в виду те кварталы, в которых живут евреи… Что же касается других частей города, в которых живут не евреи, там мало что изменилось. Я пришел к очень грустному выводу по поводу будущего Иерусалима как объединенного города (…) Начиная с 1967 года ни одно правительство Израиля не сделало даже малой доли того что нужно, чтобы объединить город на самом деле (…) И то правительство, во главе которого стоял я не сделало того что требуется, чтобы превратить Иерусалим в объединенный город. Мы вкладывали в Иерусалим, но сознательно вкладывали, главным образом, в западную часть города (…) и избегали вкладывать в те районы, которые, как я думаю, в будущем не будут частью Иерусалима, находящегося под израильским суверенитетом. » 4)

Музыка ИерусалимаЭто интервью, данное Ольмертом в 2012 году, выделяется откровенностью на фоне общепринятой в израильской политике риторики по отношению к Иерусалиму. Чем глубже становится пропасть между двумя частями города, тем чаще звучит риторика «единой и неделимой столицы», и тем сильнее становится общественное табу на любое упоминание раздела Иерусалима. В политической реальности сегодняшнего Израиля попытка внести раздел города в повестку дня является верным политическим самоубийством, и наоборот, обвинения противников в умыслах раздела города – беспроигрышной картой. В 1996 году Беньямин Нетаниягу сумел переломить неблагоприятно для него складывавшуюся предвыборную компанию, с помощью короткого, но безотказно сработавшего лозунга: «Перес разделит Иерусалим». Никакие опровержения со стороны Переса не помогли – простое соседство его имени рядом со словосочетанием «раздел Иерусалима» оказалось достаточным.5)

“Обвини своих противников в предательстве Иерусалима - и ты можешь не продолжать свой спор с ними. Объяви, что ты единственный, кто по-настоящему заботится об Иерусалиме - и ты больше не должен искать настоящие решения настоящих проблем” (Ури Авнери)

Возведение, начиная с 2004 года, 9-ти метровой стены, которая отделила одни кварталы города от других, казалось бы, очевидным образом нарушает тезис о "единой и неделимой столице". А во время "интифады ножей" в 2015 году, бетонные ограждения возникли на границе между арабским кварталом Джабель Мукабар и еврейским Армон а-нацив, а также между арабской Исауийа и еврейской Гива Царфатит. (http://archive.9tv.co.il/news/2015/10/19/215417.html), самым грубым и зримым образом отделяя одну часть города от другой. Но во всем, что касается Иерусалима, действительность никогда не была помехой риторике. Тот факт, что большинство израильтян плохо знакомо с географией и реалиями Иерусалима вообще, и его восточной части в особенности, позволяет политикам продолжать успешно скармливать публике лозунги о единстве города.

Похожие статьи:

1)
משה עמירב, ירושלים – עיר ללא גבול, מתוך «עצור, אין גבול! על גבולות והיעדרם בישראל 2017
2)
שאול אריאלי, «ירושלים המאוחדת» – לא כל מה ששורד הופך בהכרח לנכון וצודק, מתוך «זכות החשיבה&»
3)
ניר חסון, אורשלים. ישראלים ופלשתינים בירושלים 1967-2017
4)
Из интервью (2012), цитируется по статье Шауля Ариэли
5)
ניר חסון אורשלים. ישראלים ופלשתינים בירושלים 1967-2017
мифы/мифы_об_иерусалиме/борисевич/единая_и_неделимая_столица.txt · Последнее изменение: 2020/07/22 10:33 — igal