Конфликтопедия

Израиль и Палестина: мифы и реальность.

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

Контакты

Введение. Израиль и Палестина: мифы и реальность.
Миф: Арабы не хотят мира
Мирные инициативы арабских стран
Палестинская улица" хочет мира
Палестинцы. Мирный активизм
Два государства для двух народов – позиция палестинцев
Миф: ООП поощряет террор
Руководство ООП не поощряет террор
Осло и террор. История и мифы.
Мифы о палестинском народе: происхождение, демография, историческое право
Не понаехали
История одного фейка
Существует ли палестинский народ?
Почему палестинцев не «изобрели на Лубянке»
О палестинском национализме
Миф о том, что арабы превратили землю в пустыню, а евреи - пустыню в цветущий сад
Высокая культура традиционного земледелия Палестины
Мифы о Газе
Мифы о маршах возвращения
Кто разрушил теплицы Гуш Катифа?
Мифы об Иерусалиме
Тоска по объединенному Иерусалиму
Единая и неделимая столица
Что такое Восточный Иерусалим?
Арабское население Иерусалима: распространенные заблуждения
Другие мифы
Дом дому рознь
Асимметрия наказаний
Жертвы мира
служебные
мифы:мифы_о_земле_без_народа:кац:о_палестинском_национализме

О палестинском национализме. «Они никогда не хотели иметь независимое государство.» Миф о Большой Сирии

Анна Кац

Почему миф о том, что палестинского народа не существует, столь живуч?

Демонстрация против аннексии (Foto Activstills/Anne Pak)Наверное, трудно найти миф столь же бессмысленный, как миф о том, что палестинского народа не существует. Спорщики моментально сползают в определения нации, народа и национальности на разных языках, в разные времена и в разных научных контекстах.

В то же время никто всерьез не обсуждает, являются ли народом египтяне или иорданцы и каким критериям народа они удовлетворяют. Никто не спрашивает, есть ли у них свой язык и кем они были «до 1917 года». Никто не называет их «просто арабы» Это никому не интересно. Таким образом, спор «о народе» представляет собой не антропологический или этнографический, а политический интерес.

С одной стороны, он отвечает на палестинский дискурс о правах коренного населения. Как говорил Натан Альтерман через несколько лет после Шестидневной войны: «…Как только мы признаем хоть на чуточку, что палестинский народ существует, сионизм тут же превратится в захват родины другого народа, и если мы сейчас помогаем укоренению этой идеи в мире и в израильском обществе, то мы оспариваем исторические и человеческие основы сионизма и превращаем его в спорную концепцию» 1)

Таким образом, признание существования палестинского народа и его непрерывного присутствия на территории Палестины как бы подвергает сомнению права евреев. И именно на этом с самого начала строился палестинский дискурс противодействия созданию еврейского государства в Палестине. Например, вот что пишет об этом американский интеллектуал арабского происхождения Эдвард Саид:

«Декларация Бальфура важна, во-первых, тем, что она стала правовой основой претензий сионистов на Палестину. Во-вторых, и это самое важное, силу этой декларации можно осознать лишь в свете основательного знакомства с ситуацией в Палестине с демографической и с человеческой точки зрения. Что это декларация (а) европейской державы; (б) по поводу неевропейской территории; (в) она совершенно не принимала во внимание присутствие и устремления большинства населения этой территории; (г) она передавала территорию иностранной группе, которая могла просто взять и превратить ее в национальный дом еврейского народа.» 2)

С другой стороны, этот миф становится неотъемлемой частью нарратива, то есть формирует некую последовательность: они - не коренное население → они понаехали (см. Не понаехали) → они никогда не стремились к своей государственности → они просто шайка бандитов-террористов, которой движет исключительно стремление к разрушению, а не к созиданию, что выливается порой в совершенно конспирологические теории (см. Почему палестинцев не «изобрели на Лубянке).

Характерный комментарий из фб, иллюстрирующий эту логику: «Их целью является не создание этого «государства», а уничтожение Израиля. После ликвидации Израиля «палестинское государство» будет ликвидировано, но нам это уже не поможет. Поэтому любое упоминание это термина наносит сионизму очередной удар».

Сюда же можно отнести интерпретацию этого мифа в том духе, что палестинцы – просто обнаглевшие гастарбайтеры, ни с того ни с сего требующие отдать им кусок территории. Каким образом версия о гастарбайтерах сочетается с тем фактом, что подавляющее большинство палестинцев является сельским населением, история умалчивает.

Точка отсчета: зарождение палестинского национального самосознания

В чем состоит зерно истины? В самом деле, до окончания Первой мировой войны палестинского национализма почти не существовало (хотя был арабский национализм, представители которого поначалу поддержали младотурок в 1908, а потом, во время Первой Мировой войны подняли восстание против Османской империи). Верно, разумеется, что никогда не существовало арабского государства Палестина.

Причиной зарождения палестинского национализма стало решение о создании еврейского государства на территории Палестины. И развивался он стремительно, хотя история формирования палестинской идентичности ничем не напоминает, например, процесс образования европейских наций. Палестинский национализм был в некотором смысле вынужденным, вызванным внешними обстоятельствами.

Можно до хрипоты спорить, в какой момент появился палестинский народ и появился ли он, можно дискутировать на тему, когда зародился палестинский национализм, но одно можно утверждать с полной определенностью – палестинский национализм окреп и стал политической силой в результате планов послевоенного раздела территории Османской империи.

Право народа на самоопределение

До окончания Первой мировой войны международные отношения строились на «империалистических принципах». Страны могли начинать войны по своему усмотрению, а в результате победы овладевать территориями и имуществом побежденной страны и присоединять захваченные территории на законных основаниях. Этот принцип позволил создание империй.

Так продолжалось до начала 20 века. Во время Первой мировой войны, начавшейся в июле 1914, еще провозглашались лозунги, подписывались договоры и давались обязательства в духе империализма. Так, например, в 1915 Британия обещала эмиру из Мекки Хусейну ибн Али создание арабской монархии на территории Османской империи; в 1916 был подписан договор Сайкс-Пико о разделе этой территории между империями; в 1917 появилась декларация Бальфура, в которой Британия обязывалась поддержать создание еврейского национального дома на территории Палестины. Однако после окончания войны, которая продлилась четыре с половиной года, произошли радикальные изменения структуры международных отношений.

8 января 1918 президент США Вудро Вильсон огласил в Конгрессе свои «Четырнадцать пунктов» - проект, заложивший основы послевоенного политического уклада в Европе и во всем мире. Его центральными моментами были право на самоопределение, приоритет интересов местного населения захваченных территорий при определении суверенитета этих территорий и создание в январе 1920 Лиги Наций.

Право на самоопределение легло в основу Версальского договора, подписанного после войны – создание новых национальных государств на территории Австро-Венгерской и Германской империй. В результате этого договора в Европе образовалось несколько новых национальных государств и были соответственно скорректированы границы. По сути, начиная с речи Вильсона в основу международного права и принципов международных отношений легли незаконность силового захвата территорий и право на самоопределение (даже если на практике продолжались захваты).

Смысл права на самоопределение – в предоставлении местному населению возможности свободно и без внешнего вмешательства выбрать предпочтительную для себя форму правления и ее практическую реализацию. Иными словами, земля принадлежит обитателям, а не захватчикам.

Именно поэтому так популярно утверждение о том, что палестинцы – не народ, что их национальные права не были нарушены, что их здесь не было до 1917 года, что это пришлые завезенные гастарбайтеры, «просто арабы», никак не связанные с землей, а, значит, движимые единственным мотивом – лютой иррациональной ненавистью к евреям и к еврейскому государству. Именно поэтому израильские лидеры и властители дум так часто обращаются к этому аргументу, зачастую доходя до полного абсурда, например, что палестинцев нет, потому что в арабском языке нет звука «п», как заявила Анат Берко 3).

Заметим в скобках, что все это вообще несущественно, поскольку даже если бы палестинцы не жили бы здесь до 1917 и не претендовали на свою государственность, это совершенно не влияет на сегодняшние права нескольких миллионов палестинцев, лишенных гражданства и соответствующей защиты. Решение о создании Палестинского государства зафиксировано резолюциями ООН и международными договорами, тем самым, оно является частью международного права. Кроме того, это абсолютный консенсус и в мире, и в ПА. Официально никто не рассматривает никакие иные варианты. Заметим также, что права палестинцев ни в коей мере не подрывают прав евреев, поскольку подавляющее число и тех, и других сегодня готовы к компромиссным вариантам, а именно к двум государствам для двух народов, причем палестинское государство будет занимать 22% исторической Палестины, то есть Иудею, Самарию и Газу. 4) Согласно опросу, проведенному «Сиха Мекомит» в апреле 2019, 52% евреев считает, что палестинский народ существует. 5)

Гилель Коэн в своей книге «1929: Нулевой год конфликта», рассуждая о том, можно ли считать сионизм формой колониализма, замечает, что сионизм видел в арабском сопротивлении не антиколониальное движение, а ярость невежественной толпы, противящейся цивилизации и ее благам, и тут же иронически замечает, что, хотя сионизм и не был колониализмом в классическом значении этого слова, но сионисты, как и колонизаторы, в сопротивлении местного населения видели не стремление к независимости, а лишь дикость, невежество и слепую ярость. Это очень важное замечание для понимания всего палестино-израильского конфликта по сей день.

Палестинский национализм

Прежде всего, арабы являются коренным населением Палестины по крайней мере со времен арабского завоевания в 634. На всей этой территории говорили по-арабски, здесь установилась арабская культура.

В 1915 Британская империя пообещала арабам создание независимого арабского государства в благодарность за поддержку, оказанную арабами против турок. Этот договор известен как переписка Хусейна-МакМахона 6). Таким образом, арабы считают, что эта территория изначальна была обещана им после ее освобождения из под власти турок. Впоследствии шло много дискуссий на тему, входила ли Палестина в территорию, предназначенную для создания независимого арабского государства, поскольку арабское население Палестины утверждало, что декларация Бальфура о создании еврейского дома попрала его естественные права.

Например, в июне 1918 года, когда стало известно о секретном договоре Сайкс-Пико, в так называемой «Декларации семерым» Марк Сайкс от имени британского правительства в ответ на меморандум семи арабов, требующий гарантий полной независимости Аравии, обещает ей независимость и заявляет, что государственное устройство бывших турецких владений будет базироваться на согласии жителей (consent of the governed). 7) Итак, можно видеть, что принцип согласия считался крайне важным для определения судьбы населения.

В 1922, несмотря на этот принцип и на демографическую реальность на местности – 673 000 арабов и 83 790 евреев, то есть 90% арабов – Лига Наций при составлении мандата не распространила на Палестину принцип права на самоопределение из-за стремления создать национальный дом для евреев согласно декларации Бальфура. С точки зрения палестинцев, с ними поступили крайне несправедливо – право, которое получили все арабы вокруг, даже если разделение и было искусственным, не было им предоставлено. И мировое сообщество объясняло им, что так вышло, потому что палестинского народа не существует:

«Желание арабского народа Палестины реализовать свои национальные права – это совершенно естественное желание. Но палестинский национализм, в отличие от арабского национализма – явление относительно новое, и возникло только после разделения арабского региона в рамках послевоенного урегулирования», отчет международной комиссии ООН по разделу Палестины UNSCOP, пункт 166. 8)

Это объяснение несколько проблематично, поскольку вся территория была арабской, и точно так же, как в 1922 не было палестинского народа, не было и иорданского народа, иракского народа, или ливийского, и так далее. Все эти страны появились в результате послевоенного разделения. В Уставе Лиги Наций также недвусмысленно говорится, что «The wishes of these communities must be a principal consideration in the selection of the Mandatory». 9) В случае палестинских арабов с их желаниями не считались. Об этом же говорит и отчет UNSCOP 1947: «Принцип права на самоопределение не был применен к Палестине при утверждении мандата в 1922 из-за стремления дать возможность создать национальный дом для евреев», отчет UNSCOP, пункт 176. 10)

В результате решения о создании еврейского дома в Палестине начинает стремительно набирать силу палестинский национализм, выросший из стремления арабского населения Палестины к реализации своего права на выбор формы управления. Мы видим, что оно обусловлено в первую очередь историческими причинами. Легко предположить, что если бы, например, было реализовано соглашение Хусейна-МакМахона, то палестинский национализм мог и не возникнуть (так же, как при иных обстоятельствах мог не возникнуть иракский, йеменский, иорданский, сирийский или ливанский). Некоторое время это стремление имело форму панарабистского плана так называемой «Большой Сирии».

В ноябре 1918 были созданы Мусульманско-Христианские Ассоциации, в 1919 объединившиеся в Первый Арабский Конгресс. В январе 1919 первый Палестинский арабский конгресс в Яффо поддержал резолюцию о присоединении к «Большой Сирии», которую должен был возглавить король Фейсал. Палестинские арабы заявили комиссии Кинга-Крейна о своем желании присоединиться к Большой Сирии (стать «Южной Сирией»). Но этот план очень быстро развалился, поскольку мандат на Сирию достался Франции, а французы выгнали Фейсала в июле 1920. Таким образом, идея Большой Сирии (которую также любят упоминать) оказалась крайне недолговечной – она не прожила и полутора лет.

В Большую Сирию должны были войти также территория Сирии, Ливана и Иордании, то есть, в желании палестинских арабов не было ничего исключительного. Но после июля 1920, когда эта идея перестала существовать, осталась лишь идея независимой Палестины. Вот как об этом говорит президент Арабского исполнительного комитета Муса Казим аль-Хусейни: «Южной Сирии больше не существует. Мы должны защищать Палестину.» 11)

В декабре 1920, на Третьем Арабском Конгрессе в Хайфе, палестинское арабы в первый раз четко требуют создания в Палестине независимого национального правительства. Конгресс призвал британцев создать «национальное правительство, чьи представители будут избраны из числа людей, говорящих на арабском языке и населявших Палестину до начала войны» 12)

В мае 1921 Четвертый арабский национальный конгресс посылает представителей «арабского народа Палестины» к Черчиллю и в Лигу Наций. Они также встречаются с папой Бенедиктом XV в Ватикане. Верховный комиссар Британии в Палестине Герберт Сэмюэл пообещал депутатам конгресса «никогда не навязывать политику, противоречащую их религиям, их политическим и экономическим интересам» 13).

В 1936 был создан Верховный арабский комитет, который принял решение начать Большое арабское восстание против массовой еврейской эмиграции, которое закончилось созданием комиссии Пиля, принявшей решение о разделе Палестины 14), 15).

Итак, когда арабское национальное движение заговорило о независимой Палестине как о цели национальных устремлений? Не в 1948, не в 1967. В первый раз это произошло в декабре 1920. Позже это нашло признание только в резолюции о разделе 1947. И Хаим Вайцман понимал это, понимал эту консолидацию национального движения палестинских арабов, создание национального палестинского движения, и знал, что на их стороне есть своя справедливость. В 1937 он говорит комиссии Пиля: «Комиссия должна не решить, кто прав, а выбрать между двумя правдами.» Конечно, он хотел, чтобы комиссия выбрала сионистскую правду. 16) (Именно комиссия Пиля впервые заявила не о еврейском доме в Палестине, а о создании еврейского государства в определенной части Палестины.)

В конце концов, компромисс, к которому пришло международное сообщество, воплотился в решении ООН о разделении 1947. Этот компромисс заключался в следующем: «Базовая предпосылка, которая стоит за предложением о разделении, что претензии на Палестину и евреев, и арабов справедливы, но несовместимы. Из всех рассмотренных предложений разделение – самое практичное … оно позволит удовлетворить часть требований и национальных устремлений обеих сторон.» 17)

По сути, резолюция ООН 181 о создании на территории Палестины двух государств является признанием палестинцев политической нацией с правом на самоопределение на этой территории.

Реакция палестинцев на раздел Палестины 1947 объясняется не тем, что они не хотели создавать свое государство, а тем, что они хотели создать его на всей территории Палестины и не были готовы соглашаться на меньшее. (Точно так же, как и ревизионистское течение сионизма, до сих пор мечтающее об Израиле на всей территории Земли Израиля.) От этой идеи они отказались лишь 13 декабря 1988, когда полномочный представитель палестинцев Организация Освобождения Палестины во главе с Ясиром Арафатом признала резолюции ООН 181 и 242 и согласилась на создание Палестинского государства на 22% территории подмандатной Палестины (то есть в Иудее, Самарии и Газе). 18). Нельзя сказать, что это было легкое или популярное решение, но оно было продиктовано соображениями прагматизма.

Палестинцы не хотят своего государства?

После Войны за Независимость по предварительной договоренности с королем Иордании Абдаллой Западный Берег отошел Иордании, и вопрос о самоопределении палестинцев сошел с повестки дня до Шестидневной войны. После захвата Западного Берега и Газы Израилем снова возникли варианты - возвращать ли Западный Берег Иордании или позволить палестинцам создать свое государство на Западном Берегу и в Газе. «Палестинской опции» особенно противилась Голда Меир, причем она обосновывала свою позицию именно тем, что «палестинского народа не существует». («Не то чтобы в Палестине был палестинский народ, считавший себя палестинским народом, а мы пришли, выбросили их и забрали у них их страну - они не существовали» 19) - это и другие замечания Голды особенно интересны с точки зрения мифа о несуществованиии палестинского народа. Складывается впечатление, что она имеет в виду, что не существовало независимого государства Палестина с населяющим его палестинским народом, которое бы было захвачено сионистским движением. То есть, здесь умышленно смешаны понятия государства и коренного населения. Если палестинского народа не было, значит, с точки зрения Голды, не было захвата территории и нарушения чьих-либо прав; кроме того, это значит, что палестинцы не обладают субъектностью и поэтому ими можно распоряжаться по своему усмотрению.)

Переговоры с Иорданией на эту тему велись вплоть до 1987. 20)

В Кэмп-Дэвидских соглашениях 1978 подчеркивается право палестинцев самим выбирать для себя дальнейшую форму управления.

В июле 1988, после всплеска палестинского сопротивления, вылившегося в Первую интифаду, король Хуссейн окончательно отказался от территории Западного Берега в пользу создания палестинского государства.

В декабре 1988 ООН признала Организацию Освобождения Палестины единственным легитимным представителем палестинского народа.

В сентябре 1993 представители ООП и Израиля обменялись письмами о взаимном признании. Ясир Арафат: «ООП признает право Государства Израиль на существование в мире и безопасности». Ицхак Рабин: «в свете соглашений ООП, включенных в ваше письмо, правительство Израиля решило признать ООП в качестве представителя палестинского народа». 21)

По соглашениям Осло Палестинская автономия обязуется не провозглашать независимость в одностороннем порядке. Тем не менее, она, несмотря на все сложности, связанные с ее статусом, стремится создать государство де-факто. Если говорить о современной Палестине, то больше всего для построения государственности сделало правительство Салама Файяда (2007-2013).

«В феврале 2010 Файяд, которого Шимон Перес сравнил с Бен-Гурионом, выступал на ежегодной Герцлийской конференции по безопасности. Большая часть речи Файяда касалась его амбициозных планов, впервые обнародованных в конце августа 2009-го, создать в течение ближайших двух лет в одностороннем порядке палестинское государство де факто. К тому времени, по словам Файяда, «реальность государства станет очевидна всему миру». Стремление Файяда «построить» государство – он не сказал, что оно будет провозглашено – было поддержано Ближневосточным Квартетом и мировыми инвесторами.[…] Его администрация запустила более тысячи проектов развития, в том числе прокладку дорог, высадку деревьев, бурение водяных скважин и строительство новых зданий, в особенности в Рамалле и Эль-Бире. Он снизил зависимость от иностранной помощи и вынашивал планы строительства новых больниц, учебных классов, зданий судов, промышленных зон, жилых домов и даже нового города, Раваби, между Рамаллой и Шхемом. Но реформа сил безопасности, по словам представителя ПА Гассана Хатиба, была «главной и интегральной частью плана Файяда. Многие другие успехи правительства, в том числе экономический рост, стали результатом именно этих шагов» 22)

В результате этих реформ и проектов в 2010 показатель real GDP на Западном Берегу вырос на 8.1%, а в 2011 – на 12.41%. 23) Но самых больших успехов правительство Файяда достигло в борьбе с террором, см. Руководство ООП не поощряет террор.

В Палестинской автономии самый высокий процент людей с высшим образованием среди арабских стран. На Западном берегу находится 20 университетов и политехнических институтов, в Газе - 8. 24)

Таким образом, абсолютно загадочным кажется утверждение о том, что якобы «им не нужно свое государство, потому что тогда прекратятся подачки Запада». «Подачки» идут не на личные счета, а в министерство финансов, как если бы Палестинская автономия была настоящим государством. Например, Израилю оказывают щедрую финансовую помощь, несмотря на то, что Израиль - государство. Существуют разногласия на тему, кто является самым большим в мире получателем международной финансовой помощи в пересчете на душу населения - Израиль или Палестинская автономия. 25)

На 31 июля 2019 Государство Палестина признано 138 из 193 странами-членами ООН. 26) Палестина является членом ООН в статусе наблюдателя. Она является членом ЮНЕСКО и ряда других международных организаций и участником соглашений, например, Договора о запрещении ядерного оружия.

2)
(1979 The Question of Palestine
5)
https://www.mekomit.co.il/סקר-שיחה-מקומית-רוב-האזרחים-רוצים-שות
11)
Righteous Victims, Бени Моррис
13)
«Not by might, nor by power”, Moshe Menuhin
16)
The letters and papers of Haim Wiezmann, Series B
19)
«Sunday Times», 15 июня 1969, цитируется в «Железной Стене» Ави Шлайма, 315 по книге David Hirst, «The Gun and the Olive Branch: The Roots of Violence in the Middle East (London,1977), 264
22)
Nathan Thrall, «The only language they understand”
мифы/мифы_о_земле_без_народа/кац/о_палестинском_национализме.txt · Последнее изменение: 2020/07/22 10:19 — igal