Конфликтопедия

Израиль и Палестина: мифы и реальность.

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

Контакты

Введение. Израиль и Палестина: мифы и реальность.
Миф: Арабы не хотят мира
Мирные инициативы арабских стран
Палестинская улица" хочет мира
Палестинцы. Мирный активизм
Два государства для двух народов – позиция палестинцев
Миф: ООП поощряет террор
Руководство ООП не поощряет террор
Осло и террор. История и мифы.
Мифы о палестинском народе: происхождение, демография, историческое право
Не понаехали
История одного фейка
Существует ли палестинский народ?
Почему палестинцев не «изобрели на Лубянке»
О палестинском национализме
Миф о том, что арабы превратили землю в пустыню, а евреи - пустыню в цветущий сад
Высокая культура традиционного земледелия Палестины
Мифы о Газе
Мифы о маршах возвращения
Кто разрушил теплицы Гуш Катифа?
Мифы об Иерусалиме
Тоска по объединенному Иерусалиму
Единая и неделимая столица
Что такое Восточный Иерусалим?
Арабское население Иерусалима: распространенные заблуждения
Другие мифы
Дом дому рознь
Асимметрия наказаний
Жертвы мира
служебные
мифы:мифы_о_земле_без_народа:мазин:не_понаехали

Не понаехали

Рим Тальхами, певица и актриса Национального палестинского театра "Аль-Хакавати". (Foto ©Vera Reider).

Аркадий Мазин

Прежде всего - важное замечание: вопрос происхождения палестинцев и численности арабского населения Палестины нерелевантен в контексте мирного урегулирования сегодня, а также в контексте прав и статуса нынешнего арабского населения Иудеи, Самарии и Газы. Однако, поскольку многие с этим не согласны, мы решили подробно разобрать популярный миф, согласно которому Палестина накануне начала сионистского проекта была «пустынной», а арабское население, составлявшее на момент создания Израиля 1,3 миллиона человек, состояло, в основном, из недавних иммигрантов.)

Специфический юмор Твена

Главный аргумент в пользу мифа о «пустынной Палестине» – цитаты из путевых заметок Марка Твена «Невинные за границей» (“The Innocents Abroad”), изданной в 1869 году 1). В книге описывается путешествие Твена в Европу и в Палестину, которую Твен рисует пустынной, заброшенной и дикой.

Однако Марк Твен был не историком, географом или этнографом, а писателем-сатириком. «Невинные за границей» были его первым крупным заказом, и Твен пытался оправдать доверие, эксплуатируя свой фирменный юмористический стиль. Читатели ждали от него не точных описаний и подсчетов, а насмешек и эпатажа. Книга представляет собой одну большую издевку над отношением американцев к загранице. Твен высмеивает романтические представления своих соотечественников о «культурной и утонченной» Европе, «колыбели цивилизации» Греции и, конечно, «Святой Земле». В главах, посвященных Палестине, Твен, эпатируя набожных американцев, упирает именно на святые места, со смаком рисуя их нелепыми, грязными и безлюдными. Однако в XXXIII главе он в точно таких же выражениях описывает Грецию: «Греция представляет собой мрачную, угрюмую пустыню, лишенную сельского хозяйства, промышленности и торговли». Тем не менее, вряд ли кто-то на основании этой цитаты станет утверждать, что тогдашняя Греция была безлюдной.

В контексте этого мифа попадаются еще две-три ссылки на популярную (но не научную) литературу. К примеру, вы можете услышать о некоем Адриане Реланде (его иногда ошибочно называют Хадриани Риланди), голландском ученом, который в конце XVII века издал описание Палестины на основании еще более древних источников, сам ни разу в описываемой местности не побывав. Подробный разбор этого источника можно найти в нашей статье «История одного фейка».

Чтобы добраться до истины, предлагаем вам следующую иерархию источников по степени достоверности:

  1. Официальный учет численности населения
  2. Оценки современных ученых, признанных специалистов в этой области
  3. Высказывания видных сионистов
  4. Цитаты из книг путешественников

Миф о «пустынной Палестине» базируется исключительно на данных из четвертой категории, поскольку все остальные данные его опровергают. Мы продемонстрируем это, идя в обратном направлении – от четвертой категории к первой.

Естественно, уже среди путешественников существуют серьезные разногласия. К примеру, Твен пишет, что в Изреэльской долине нет ни одной деревни, а посетивший ту же долину в 1852 году американский писатель и дипломат Байярд Тейлор (в отличие от Твена – не юморист), описывает ее 2) как «богатейшую местность, сплошное море пшеницы, ячменя и лугов, на которых пасутся несметные стада овец и коз». Кому же верить?

Спросим у Бен-Гуриона

Возможно, стоит поверить известным деятелям сионизма – таким как Ахад ха-Ам 3). В 1891 году вышли заметки о его первом путешествии в Палестину, красноречиво озаглавленные «Правда из Земли Израиля». Вот что он писал: «Те из нас, кто не бывал в Палестине, привыкли думать, будто Земля Израиля представляет собой почти полностью заброшенную, необрабатываемую пустыню, и что любой может приехать сюда и легко купить земельный участок. На самом же деле, во всей стране почти невозможно найти годную землю, которая бы не обрабатывалась» 4).

Исраэль Зангвиль, соратник Герцля и лидер территориалистского движения в сионизме, писал в 1905 году, что Палестина «уже заселена» 5). Он также указывал на то, что изрядная часть земель в Палестине находится в частных руках, а те, что принадлежат государству, зачастую непригодны для обитания.

Возможно, вас убедят слова первого премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона, написанные им в 1921 году: «Экономическую основу страны составляют феллахи – строители и рабочие этой земли. Они неразрывно связаны с этой землей, они пустили в ней глубокие корни. Откуда бы они ни пришли сюда – они сыны этой земли с незапамятных времен. В полях и в деревнях, построенных ими потом, а подчас и кровью, покоятся их предки и предки их предков. Никому … из желающих возродить Землю (Израиля) не позволено игнорировать права и интересы масс феллахов» 6).

Наконец, разве можно не поверить нынешнему премьер-министру Израиля Биньямину Нетаниягу? В своей книге «Прочный мир» Нетаниягу действительно утверждает, что Палестина накануне появления первых поселенцев-сионистов была «преимущественно пустынна», но для нас важно, что он при этом он признает, что в Палестине на тот момент проживало более 400 тысяч человек. То есть «преимущественно пустынна» в данным случае – субъективная оценка объективных количественных данных. Мы еще вернемся к вопросу о том, насколько легитимно называть Палестину того времени пустынной, а пока перейдем к первому и второму уровню.

Что говорит статистика

Итак, первый общедоступный и общепризнанный источник данных о численности населения Палестины в интересующий нас период – турецкая статистика, в частности, перепись населения 1881-1893 годов. Однако интересующая нас территория входила в состав сразу нескольких административных единиц Османской империи, поэтому, чтобы подсчитать ее население, данные надо скомпилировать. Это было сделано несколькими исследователями. Один из наиболее авторитетных, Джастин Маккарти, в своей широко цитируемой работе 1990 года пишет, что к 1882 году это население составляло 462,5 тысячи человек, из них всего 15 тысяч были евреями 7). Однако, возможно, большинство населения было недавними иммигрантами? Конечно, нет.

В Османской империи, отличавшейся развитой бюрократией, подсчет населения велся всегда, за исключением отдельных периодов. Эти более ранние данные скомпилировать еще сложнее, но мы снова можем положиться на оценки известных ученых, которые проделали эту работу за нас. Американский историк Бернард Льюис на основании этих данных оценивал численность населения Палестины в 1550 году в 300 тысяч человек 8) Немецкий историк Александр Шёлх писал, что в 1850 году в Палестине проживало 350 тысяч человек 9). Скромный рост населения не должен удивлять: в течение примерно двух веков, с конца XVI по конец XVIII, Палестина действительно переживала не лучшие времена, но безлюдной она при этом отнюдь не была. Никакой заметной арабской миграции на рубеже веков тоже не было: демограф Узиэль Шмельц, изучив турецкие данные, пришел к выводу, что подавляющее большинство мусульман, проживавших в окрестностях Иерусалима и Хеврона в 1905 году, родились в Палестине. 10). При этом в 1878 году султан Абдул-Хамид II действительно переселил в Палестину некоторое количество друзов, черкесов, а также алжирских и йеменских арабов 11), но демографическую картину в целом это не изменило.

Палестина развивается

С приходом XIX века в Палестине наступил бурный расцвет. Она успешно встраивалась в мировую торговлю, начиная с периода Наполеоновских войн, когда в Европе резко взлетели цены на хлопок. В Италии была популярна палестинская пшеница твердых сортов, среди британских производителей пива и виски – палестинский ячмень. В последней трети века началось победное шествие по миру знаменитых «яффских» апельсинов. Они отличались особо толстой кожурой и потому легко переносили долгое пребывание в трюме корабля. С 1850 по 1881 год объем сельскохозяйственной продукции, ежегодно вывозимой из Палестины через Яффский порт, вырос с 24 тысяч до 336 тысяч фунтов стерлингов, а к началу Первой мировой войны (то есть на закате периода, который иногда называют «первой эпохой глобализации») он составлял уже 750 тысяч фунтов 12). Хайфский порт также процветал. Достаточно сказать, что Герцль в своей утопической повести «Альтнойланд» сделал столицей еврейского государства именно Хайфу, а британцы в договоре Сайкса-Пико 1916 года истребовали себе Хайфу именно из-за ее стратегического значения 13).

Тогда же рост религиозного романтизма всколыхнул интерес европейцев к Палестине. Европейские державы добились того, от османского правительства экстерриториального статуса для своих подданных, и в Палестину повалили европейцы (один из хорошо знакомых израильтянам примеров – немецкая секта темплеров, построившая «немецкие кварталы» в Иерусалиме, Хайфе и на территории нынешнего Тель-Авива). В Иерусалиме уже в 1843 году была открыта первая европейская больница, а к концу века их в городе было 15, что сделало Иерусалим региональным центром современной медицины. Появились первые дороги с хорошим покрытием, а затем и первые железные дороги. В Палестине того времени насчитывалось до тысячи деревень 14) и 13 городов. Доля городского населения выросла за XIX век почти вдвое - с 20% до 36% 15).

А если сравнить?

И все же, население в 450-500 тысяч человек на момент начала сионистского проекта – много это или мало? Возможно, нам удастся найти объективный индикатор. Во-первых, мы можем сравнить плотность населения интересующей нас территории (границы нынешнего Израиля, плюс Западный берег, плюс сектор Газа, минус Голанские высоты – всего около 25 тыс. км2) с другими. Численность населения в 500 тысяч человек дает нам плотность населения в 20 человек на км2. Сегодня, спустя 120 лет, плотность населения в России составляет 9 человек на км2. В Норвегии и Финляндии– 16. В Парагвае, Новой Зеландии, Алжире – 17-20. Конечно, следует учитывать, что в конце XIX – начале XX вв. плотность населения повсеместно была намного ниже. Так, плотность населения в 1907 году в США, откуда в Палестину приехал Марк Твен, составляла всего 10 человек на км2. Да, во многих странах есть труднодоступные, малонаселенные районы, однако были они и в Палестине.

Во-вторых, плотность населения Палестины на рубеже XIX и XX веков (в 1900 году - уже 24 человека на км2) 16) превышала плотность населения обитаемой части суши. Считайте сами: в 1900 году на Земле жило чуть более 1,5 миллиардов человек. Площадь суши – около 150 миллионов км2. Однако примерно половина суши считается непригодной для проживания, поэтому средняя плотность населения обитаемой части суши составляла 20 человек на км2. Заметим, что Российская империя, откуда в Палестину приехало большинство еврейских переселенцев, была куда более безлюдной. Наконец, исследователь Шауль Ариэли в одной из своих лекций замечает, что к 1900 году плотность населения в Палестине была выше, чем во всех окрестных странах, исключая Ливан 17).

Это, конечно, не значит, что в Палестине не было места для новых иммигрантов. Однако его было намного меньше, чем может показаться, поскольку большинство населения вело аграрный образ жизни и владело землей (см. вышеприведенные цитаты из Ахад ха-Ама и Бен-Гуриона). Неслучайно первые волны алии не смогли обосноваться именно в самом сердце исторической родины евреев – на нагорьях Иудеи и Самарии: эти нагорья были слишком густо заселены арабами, свободной земли просто не было.

Может, все-таки, понаехали?

Но, возможно, большинство арабов, проживавших в Палестине на момент создания Израиля, приехали незадолго до того, уже после начала сионистского проекта? Согласно этому варианту рассматриваемого мифа, каждый приехавший еврей создавал вокруг себя множество рабочих мест, на которые и устремлялись арабы всех окрестных стран. Это, конечно, не так: основную массу еврейских переселенцев составляли бедные рабочие, которые сами боролись с арабами за рабочие места на еврейских плантациях (т.н. «кибуш авода»). Жизнь ишува была настолько тяжела, что до 1912 года 70-75% новоприбывших вскоре покидали Палестину 18). В предвоенные и военные годы (1913-1918) этот показатель составлял примерно 50%. Экономические подъемы сменялись спадами и после этого: так, в 1926 году из-за экономического кризиса была зафиксирована отрицательная еврейская миграция. Таким образом, развития ишува было явно недостаточно для того, чтобы «пустынную» Палестину превратить в «населенную».

И все же, нельзя отрицать бурный рост арабского населения Палестины в первой половине и особенно во второй четверти ХХ века. Согласно официальной британской статистике, с 1922 по 1944 год он составил 80% (для мусульман)19). На первый взгляд, естественный прирост не может обеспечить такую динамику. Однако это исключительно проблемы нашего восприятия. Численность населения в обществах с высокой рождаемостью растет экспоненциально. Приведем конкретный пример: с 1990 по 2012 годы – то есть тоже за 22 года – население Африки выросло на 73%, а Ближнего Востока – на 68% 20). Есть и более близкий территориально и хронологически пример: прирост населения в Египте с 1944 по 1966 годы составил 83% 21). Следовательно, ничего сверхъестественного в подобных темпах естественного прироста населения нет. Бурный рост численности населения вследствие улучшения медицины и условий жизни в целом наблюдался в первой половине XX века повсеместно – позже это назовут началом демографического взрыва. Излишне говорить, что еврейское население Палестины росло намного быстрее – практически полностью за счет иммиграции.

Одной из причин резких перемен к лучшему, приведших к росту средней продолжительности жизни 22), конкретно в Палестине стала бескомпромиссная борьба с малярией. До установления британской власти (1918 год) Палестина была одним из очагов этой болезни. Малярия уносила жизни множества людей, как арабов, так и евреев. В Израиле принято считать, что «евреи осушили болота» и таким образом избавили Палестину от малярии. Вклад еврейских поселенцев нельзя отрицать, но площадь приобретенных и осушенных ими земель была невелика. Борьба с малярией в масштабах страны велась британской администрацией и оплачивалась из ее бюджета 23).

Тем не менее, некоторым исследователям темпы прироста арабского населения все равно кажутся подозрительными. Однако следует понимать, что эти сомнения касаются исключительно «лишних» 1-2% в год, которые все равно, как говорится, погоды не делают. Возможную аномалию объясняют, например, методологическими недостатками британской переписи 1922 года. Даже незначительное занижение численности арабского населения в этой переписи может объяснить «лишний» прирост. Более того, Маккарти утверждает, что ему удалось найти такую ошибку. Согласно его подсчетам, общее население Палестины в этом году составляло не 752, а 820 тысяч 24)

Безусловно, во времена ишува существовала легальная и нелегальная арабская иммиграция в Палестину. Но каковы были ее масштабы? Свои ответы на этот вопрос давали многие видные демографы и историки 25). Патриарх израильской демографической статистики Роберто Баки, создатель израильского Центрального статистического бюро, оценивал общий объем арабской иммиграции с 1922 по 1945 годы в 40-42 тысячи человек – число, пренебрежимо малое по сравнению с численностью населения. Знаменитый британский историк Мартин Гилберт, придерживающийся весьма произраильских взглядов, писал, что с 1919 по 1939 годы в Палестину въехало порядка 50 тысяч арабов. Профессор Еврейского университета Ицхак Галь-Нур называет цифру в 100 тысяч с 1922 по 1948 годы. Профессор Хайфского университета Двора Бернштейн считает, что миграцией можно объяснить не более 23% всего прироста арабского населения с 1914 по 1945 годы. Список можно продолжить.

Факты и ничего кроме фактов

Итак, мы установили следующие факты:

  1. Численность населения Палестины в 1878 году, перед самым началом сионистской поселенческой деятельности, составляла 462 тысячи человек. Подавляющее большинство из них были коренными жителями.
  2. Плотность населения Палестины в тот период соответствовала средней по земному шару и превышала плотность населения многих стран, в том числе всех соседних, кроме Ливана.
  3. Увеличение численности населения Палестины в первой половине XX века объясняется, в основном, естественным приростом.

Похожие статьи:

5)
ישראל זנגוויל, 'הסכנה הציונית', בתוך: זנגוויל, הדרך לעצמאות, תל אביב 1938, עמ' 100-99.
7)
McCarthy, Justin (1990). The Population of Palestine: Population History and Statistics of the Late Ottoman Period and the Mandate, Columbia University; цитируется по Dowty, Alan (2012). Israel / Palestine. Polity. p. 13
8)
Bernard Lewis, Studies in the Ottoman Archives—I, Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London, Vol. 16, No. 3, pp. 469–501, 1954
9)
Scholch, Alexander (November 1985). «The Demographic Development of Palestine, 1850–1882». International Journal of Middle East Studies. 17 (4): 485–505.
10)
U. Schmelz (1990). «Population characteristics of Jerusalem and Hebron regions according to Ottoman census of 1905». In G. Gilbar (ed.). Ottoman Palestine 1800–1914. Bill Leiden. pp. 5–67
11)
מפקדי האוכלוסין העות'מאניים בארץ-ישראל , 1918-1875
12)
Gelvin, James L.. The Israel-Palestine Conflict . Cambridge University Press. Kindle Edition, loc. 529
14)
Gelvin, loc. 469; Morris, Benny. Righteous Victims (p. 3). Knopf Doubleday Publishing Group. Kindle Edition.
15)
R.Bachi, The Population of Israel, CICRED 1974, p.6
16)
McCarthy
18)
עמיעד כהן, ‏העולים ברמת החיים, השילוח 13, פברואר 2019
19)
https://en.wikipedia.org/wiki/Demographic_history_of_Palestine_(region)#/media/File:Survey_of_Palestine_Page_142.jpg
23)
“The Palestinian Population of the Middle East”, Allan G. Hill, Population and Development Review, Vol. 9, No. 2 (Jun., 1983), p. 298
24)
McCarthy; цит. по Doumani, B. B. (1991). The Population of Palestine: Population History and Statistics of the Late Ottoman Period and the Mandate, by Justin McCarthy
25)
https://en.wikipedia.org/wiki/Demographic_history_of_Palestine_(region)#Late_Arab_and_Muslim_immigration_to_Palestine
мифы/мифы_о_земле_без_народа/мазин/не_понаехали.txt · Последнее изменение: 2020/07/22 09:56 — igal